Как переварить даже гвозди или питание по Бутейко

«Дышите правильно и вы переварите даже гвозди»

переварить даже гвозди питание по Бутейко Здравия, друзья! Поздравляю Вас с наступившим Новым годом! Немного с опозданием, но все же искренне и от души. Безмерного количества здоровья и высокого уровня осознанности!

В данный момент работаю над материалом на тему: продукты гликирования и межклеточный матрикс, а пока решил поговорить о взаимосвязи углекислоты и пищеварения, а
также выложить небольшой, но, как мне кажется, очень даже интересный отрывок из книги под названием «Открытие доктора Бутенко», автор С.Г. Алтухова (человека, максимально приближенного к Константину Павловичу и знающего его очень хорошо), в этом отрывке Бутейко делится своими секретами приготовления не раздышивающей пищи (то есть пищи, не вызывающей гипервентиляцию) и в целом своим взглядом  на питание.

Бутейко утверждал: «Дышите правильно и вы переварите даже гвозди». Что хоть и чрезмерно утрировано, но не без основательно. Большинство оздоровительных систем, существующих в мире, в основном, связаны, к сожалению, только с правильным питанием, как основой здоровья. Недооценивать питание, конечно же, нельзя. Но если человек дышит неправильно, то никакая пища не даст желаемого результата, так как полноценно все ферментативные процессы в организме происходят только при правильных и строгих pH средах нашего организма, корректируемые газовыми константами, то есть дыханием. К примеру, если вы теряете очень много углекислоты, то кислотность желудка будет крайне низка, что приведет к неполноценному перевариванию любых белковых продуктов (в том числе и растительных), что, в свою очередь, приведет к чрезмерному закислению кишечника, не качественной и не полноценной ферментации, вздутию, нарушению в работе симбиотной микрофлоры, процессам гниения и так далее, и тому подобное.

И не важно при этом, на каком типе питания вы находитесь. А это еще одна причина того, почему некоторым очень сложно закрепится на более легких типах питания. Но если вы дышите правильно, то адаптация вашего организма практически к любому типу питания будет происходить гораздо более легко и качественно. Поэтому, нездоровое и тяжелое питание или, наоборот, очень аскетичное и легкое просто категорически требуют особого внимания на свой ритм дыхания. Что в принципе актуально и при любом другом образе жизни, потому что дыхание — важнейшая физиологическая функция для здоровья, важнее, чем что либо может быть, кроме разве того, что творится у нас в голове. Ведь мы прекрасно знаем, что без пищи мы можем протянуть от 3 до 6 месяцев, без воды где-то семь дней (в редких прокачанных случаях больше), а без дыхания в лучшем случае человек протянет 5-7 минут. Этот факт и дает нам понять приоритетность тех или иных факторов.

Но, что интересно, не смотря на то, что при здоровом дыхании ваш организм действительно может переварить без особого вреда для себя самые вредные продукты, все же Бутейко придерживался весьма интересного и аскетичного питания. Тем не менее злился, когда люди начинали с питания, а не с дыхания. Ведь питание действительно может снять нагрузку с организма, но не переучит вас дышать глубоко. Он считал, что сначала человеку нужно научиться дышать правильно, а после переходить к питанию. Точнее не так. Если человек дышит правильно, то никуда переходить не нужно, организм сам начнет снижать потребность в пище и противиться чрезмерно вредной пищи. Ведь переедание и вредная пища — это прямой результат сбоя в дыхании. Пища содержит и выделяет при окислении углекислый газ и тем самым организм пытается хотя бы таким радикальным способом компенсировать потери. То есть уровень углекислоты и pH для него гораздо более приоритетные, чем даже вредная пища и локальные болезни. Потому что нарушения pH приведут к практически моментальной смерти, а проблемы от загаженности и воспалительных процессов в организме (даже связанные с сердечно-сосудистыми или онкологическими факторами) еще кое-как можно потерпеть в надежде, что в будущем все изменится в лучшую сторону. То есть организм готов даже рисковать всем, лишь бы удерживать такие важные показатели, как уровень углекислоты, а значит и pH, так как именно CO2 корректирует кислотно-щелочной баланс через бикарбонатную буферную систему крови и не только.

То есть, если вы хотели бы избавиться от переедания, лишнего веса и зависимости от вредной пищи, то следует начинать с фундамента, а не пытаться откорректировать это путем рисования по воде, типа диеты и так далее, так как это в лучшем случае даст только кратковременный эффект, а в худшем подкосит здоровье и впоследствии сделает еще более помешанным на пищи и с избытком вернет лишние килограммы.

Почему же правильное питание дает результат

Внимательный читатель, возможно, задаст вопрос: тогда почему человек, начав правильно питаться, часто получает правильные результаты по здоровью?

Это происходит потому, что уменьшение количества пищи приводит к уменьшению дыхания.

Обратите внимание, что, как правило, все диеты связаны именно с уменьшением количества принимаемой пищи. Обычно человек принимает пищи в 2-5 раза больше нормы. Это связано с нашей культурой и перманентным стрессовым состоянием. Даже, если вы будете кушать идеально качественную натуральную пищу без единой химической примеси, выращенную в совершенной экосистеме массой 2-5 килограммов (или даже больше, что часто случается при переходе, скажем, на сыроедение) в сутки и пить идеально чистую ионизированную с вершин Гималаев воду в объеме 3-5 литров в сутки, то высокого и активного здоровья вам вряд ли удастся достичь. И это очевидно!

Нас постоянно вводят в заблуждение, например, говоря, что качество пищи гораздо важнее ее количества. Если вы съедите немного вредной пищи, то это будет меньшее зло, чем 3 и более килограмм качественной пищи в день.

Поэтому, в связи со всем сказанным выше, хочу привести вырезку с книги Алтухова с реальной ситуацией из жизни Бутейко, которая, надеюсь, вам придется по нраву, а может даже будет весьма полезна в некоторых интересных частях. Нужно сказать, что питание Константина Павловича отличается от моих взглядов, по крайней мере из того, что я знаю. В некоторых местах я могу быть не совсем согласен с ним, но сколько людей, столько и мнений, только вот основные и фундаментальные тезисы все же пересекаются, да и остальное по большому счету кажется вполне разумным и имеющим место быть. Но перейдем же непосредственно к самом отрывку книги.

Борщ и трапеза по Бутейко

Приготовления к задуманной командировке Вороновой в Ленинград закончились в январе шестьдесят пятого. В первых числах февраля она как-то вечером заглянула к Бутейко домой. Хотелось кое-что уточнить, решить некоторые щекотливые вопросы. Застать Константина Павловича в квартире одного было нелегким делом. Всякий, кто приходил к нему хоть дважды, знал об этом. Вечно чрезвычайно занятый, окруженный жаждущими приобщиться к методу людьми, доктор и в собственной квартире не принадлежал самому себе. Но Наталье Степановне повезло. Хозяин сам открыл дверь. Помог ей раздеться и тут же пригласил на кухню попить чайку и перекусить, чем Бог послал. Наталья Степановна знала, что супруга доктора часто и надолго выезжает с театром на гастроли, и поэтому не особенно удивилась тому, что хозяйничать на кухне пришлось самому главе семьи.

- Я привык обслуживать себя сам, - ополаскивая эмалированную кастрюльку, чуть смущенно пояснил Бутейко. В легких коричневых брюках и своей неизменной, выпущенной поверх брюк украинской сорочке он выглядел совсем по-домашнему. Правда, домашнего уюта на кухне не чувствовалось. Скорее попахивало студенческим общежитием.

- ...Ты хоть раз видела, как я готовлю свою кашу? - Константин Павлович несвежей тряпкой смахнул со стола налипшие крошки. Наталья Степановна отрицательно покачала головой. Как и все сотрудники лаборатории она была прекрасно осведомлена, что Бутейко питается не совсем обычно. На совместных вечеринках ей не раз приходилось пробовать кое-что из его кухни. Слышать, как это делается. Но наблюдать сам процесс приготовления им знаменитой каши до сих пор не выпадало случая. «У меня нет никакой особой диеты...- частенько повторял своим подчиненным руководитель лаборатории.

– И не вздумайте начинать курс лечения с рассказа больным о том, что им следует есть, - неоднократно внушал он коллегам. - Дыхание и только дыхание! Прежде всего волевое уменьшение глубины дыхания. А уж потом все эти кашки-бяшки и прочее...». Это был его основной принцип. И доктор оказывался прав. Стоило только методисту нарушить указанное правило, как сразу происходили срывы в его работе. Пациенты быстренько начинали кашеварить по услышанным рецептам. Добивались небольших результатов в улучшении своего здоровья. Однако дальше, как говорится, уже ни тпру, ни ну… Дело застопорилось. Поскольку уже на самых первых порах больной привычно заменял усилие воли, облегчающей это усилие пищей, то есть по сути дела той же калорийной таблеткой, то в дальнейшем ни о ка- кой воле уже не могло быть и речи. Она растворялась в неоправданных надеждах во всемогущество «спец-диеты» и больному оставалось лишь балансировать на грани того немногого, что могли дать «калорийные таблетки» сами по себе.

«Сто раз скажите о дыхании и только раз в конце упомяните о питании! - настаивал автор метода ВЛГД. – Ведь у наших больных мозги просто зачумлены необычайными возможностями всяких диет. А это чепуха, чушь собачья! Ешь, практически что угодно, но дыши нормально и будешь здоров», - снова и снова твердил он. Однако, как бы там ни было, сам автор метода предпочитал кормиться им же самим разработанным блюдом. А именно - кашей особого приготовления. Но ему-то, конечно, можно было себе такое позволить. Во-первых, он в совершенстве знал метод. Во-вторых, на кашки перешел совершенно осознанно лишь после длительной волевой тренировки дыхания. Так что ему это ослаблением волевого потенциала никак не могло угрожать. Все бутенковцы знали ее рецепт. Многие (в том числе и Наталья Степановна) включали ее в свой рацион. И все же посмотреть, как готовит свое чудо- действенное варево сам ученый, было весьма занятно.

- ...Прежде всего берем просо, - Константин Павлович потянулся на верхнюю полку за баночкой. - Ты просо от пшена отличаешь? - попутно спросил он. - Просо — это не шлифованное, не шелушенное еще зерно, - пояснил, не дожидаясь ответа. - Только в нем могут быть все витамины. Мой дед, как я вам на острове еще рассказывал, когда хотел каши, шел в клуню. Там у него просяные снопы хранились. И там же, в клуне, - Бутейко повертел баночку с просом из стороны в сторону, - прямо в ступе, шелушил, провеевал и получал отличное пшено. Вот уж из него была каша, так каша! А наши кретины-академики советуют все зерно загодя обмолачивать и шлифовать. Теряя при этом самые ценные для здоровья витамины и микроэлементы.

- Но, Константин Павлович, где же сейчас-то такое просо достанешь?..- кокетливо улыбнувшись, Воронова на минуту взяла баночку с не шелушенным зерном в свои руки. - Нынче ведь, как вы сами сказали, все везде рафинированное.

- ...Засыпаешь это просо в кофемолку, - продолжал Бутейко, открывая крышку домашней кофемолки. – Где взять, говоришь, - он слегка прищурился и потряс кофемолку перед собой. - Трудно, конечно. Но можно, если очень постараться... Главное ведь, чтобы цель была поставлена правильно. На птичьем рынке, например, ты еще пока просо достанешь. - Затем берем нешлифованный рис, - доктор достал с полочки другую баночку, с беловато-серыми зернами. - Его, правда, ни на каком птичьем рынке уже не купишь. - Бутейко подал Наталье Степановне и эту баночку. - Специально заказывать нужно. А что делать?! - воскликнул он, заметив на ее лице явное разочарование. - В наш цивилизованный век естественные продукты, становятся все дороже. - Рис этот, - Константин Павлович снова взял у нее посудину, - мне присылают мои бывшие больные с Крыма и Кубани. Со своих собственных огородов. И ничего тут не поделаешь. Негде больше его достать, - Бутейко вытер руки о висевшее на гвоздике полотенце и на секунду задумался.

- В выпущенной у нас книге «Обработка зерна» сказано, что при шлифовке теряется до восьмидесяти процентов его полезного содержимого. До восьмидесяти! - доктор поднял кверху большой палец. Это до какой же степени гнуснейшей двуногой тварью должен был стать ЧЕЛОВЕК, чтобы вопреки здравому смыслу так калечить природный продукт. Зная об этом. И делая это совершенно сознательно во ВРЕД самому же себе. - Просто невероятно...- доктор снова потянулся к полочке. - Третьим и последним соответствующим компонентом моей каши является овес.

- Тоже необработанный? - поинтересовалась, начинавшая ощущать все нарастающий аппетит Наталья Степановна, проглотив застрявший в горле комочек.

- Естественно, - подтвердил Бутейко.

Конечно, Воронова прекрасно знала рецепт. Слышала о каше (да, случалось, и пробовала ее) не раз и не два. Но ей хотелось лишний раз во всем убедиться воочию. Согревшись после улицы, она сняла с плеч голубой вязаный шарфик и повесила его на спинку стула.

- Я насчитал семь путей вырождения человечества, - как это частенько случалось, доктор перешел от каши к более глобальным вопросам. - Через войны, через самоубийство лекарствами, через...- он хитро подмигнул Наталье Степановне, - и через операции, подобные шлифованию зерна тоже...

- Константин Павлович, - поспешно перебила его слушательница. - Ну, засыпали все в кофемолку, а дальше что?

- Да...- вернулся на грешную землю доктор. - Засыпали, учти, в равных пропорциях столько, сколько съесть собираемся. Теперь включаем кофемолку, и все перемалываем. - Наталья Степановна увидела, как завертелись, заскакали зернышки смеси за прозрачной стенкой кофемолки. - Воды в кастрюльку наливаем совсем немного. Ровно столько, чтобы она лишь чуть-чуть превысила уровень смеси после ее засыпки. - Бутейко налил в кастрюльку воды слоем примерно пальца в три толщиной. Ставим на плитку и доводим почти до кипения, - продолжал он раскрывать свое святая святых. - Мелко режем репчатый лук. Достаем черный перец, - Константин Павлович пододвинул перечницу поближе. - А теперь в еще не кипящую воду засыпаем перемолотую смесь и долго не кипятим. Три, пять минут. Не более! До появления первой пены поверху, - он помешал в кастрюльке. - Теперь заправляем лучком и перчиком и круто солим. - Бутейко нагнулся за солью к нижней дверце буфета. - Только не вздумай испортить похлебку лежащей на прилавках солью «Экстра»! - Константин Павлович бросил в кастрюльку щепотку несколько необычной по цвету соли и снял кастрюльку с огня. - То, что лежит на прилавках в виде соли «экстра» или йодированной и тому подобное сюда использовать нельзя! - объясняя он старательно помешивал исходящее паром и издающее маняще щекочущий запах варево, давая ему время немного остыть. - Магазинный товар годится лишь для столовской пищи. Вот знаешь, изредка по осени для засолки овощей выкидывают соль грубого помола. По три копейки за килограмм. Такая бы еще сгодилась. Или скоту в деревнях и колхозах бывает прямо на землю сыпят. Крупную, кусками. Тоже пошла бы. Все же менее очищенная, чем вылизанная до тошноты «Экстра». Ну, а у меня...- он с гордостью подал ей расписную зеленую солонку. - Самая лучшая природная соль. Геническая. Прямо с Азовского моря! По составу это фактически наша кровь. Очень близка. И никаких паршивых очисток. Взята лопатой из выпаренных на солнце соляных отвалов. В ней же тогда масса нужных нам микроэлементов сохраняется! - Наталья Степановна даже понюхала солонку.

- Не знаю, кому пришло в голову очищать природную соль до состояния «экстра», когда в ней остается только один натрий хлор, но расстрелять такого мерзавца принародно и то было бы слишком мало, - доктор подул на кашу. Сперва очищают, а потом йодируют, маразматики! Да в природной соли помимо натрия хлора есть и калий, и йод, и много чего, что нам нужно. Не будьте умнее Природы. Не лезьте в веками и тысячелетиями складывавшийся продукт. Так нет же. Давай очистим, а потом йодируем. Это, чтоб безработицы не было. Не иначе... Бутейко попробовал коричневое варево и посолил еще раз.

- Не переборщите, Константин Павлович? - осторожно вставила Воронова.

Вместо ответа доктор протянул ей полированную деревянную ложку. - Употребление соли ограничивают наши врачи в белых халатах! Тебе же известна моя точка зрения на этот счет. «Ах, почки у Вас больные - поменьше соли. Отеки случаются - поменьше соли. Давление поднимается – не злоупотребляйте...». Везде у них соль виновата. У этих Чугуновых! Не соль им надо винить, а собственную СЕРОСТЬ!! – Константин Павлович проглотил полную ложку и зажмурился от удовольствия, расплывшегося на его сразу помягчевшем лице с покрасневшими мелкими крапинками от когда-то выходивших стекол после давней автокатастрофы. - Мы с тобой на методе, и соль нам не страшна. Наоборот, как мы (и ты в том числе) учим в лаборатории своих больных, она крайне необходима.

- Я знаю, Константин Павлович, что на методе при усилении обменных процессов происходит более интенсивное выделение солей из организма и этот отток необходимо восполнять. Но вы уже и так достаточно в кастрюльку сыпанули...- попробовала оправдаться Наталья Степановна.

- Ты ешь давай, а рассуждать после будешь, - доктор подтолкнул к ней кастрюльку. То, что он не поставил никаких тарелок, а потчевал гостью прямо из кастрюли, из которой черпал и сам, одинаковые деревянные ложки, употреблявшиеся в основном в прошлом веке, - все это несколько обескуражило крайне щепетильную в вопросах чистоплотности Наталью Степановну.

Но, поразмыслив, она поняла, что подобный ритуал, как и все у Бутейко, имеет, вероятно, свою вполне (хотя и не каждому объясняемую) подоплеку.

С одной стороны, ужиная с тобой из одного котелка, доктор как бы выказывал собеседнику свое особое к нему расположение. Этакая экстравагантная что ли доверительность. А с другой... С другой, его ведь трижды травили, припомнила Наталья Степановна биографические рассказы Константина Павловича. Так что вполне возможно - общий котелок также и естественная защита от повторения этих попыток... Народу-то к нему заходит уйма всякого. Долго ли несколько крупинок незаметно в варево подбросить. А то, что они с доктором работают вместе... Да ведь и прошлые отравители не из-за границы к нему приезжали.

- Маслица и сметанки я исключительно для тебя самую малость добавил, - помешивая кашу, поведал Бутейко. Вообще-то масла, содержащегося в самих зернах, хватит за глаза. Разве что из уважения к гостье.

Коричневатая, горячая каша оказалась весьма острой и вкусной. Удивительно, но проглатывая ложку за ложкой, Воронова чувствовала, что обычной мясной добавки к так называемому гарниру совсем не хочется. Бутенковские лук, соль и перец все заменяли.

- Константин Павлович, - Воронова зачерпнула из самой серединки. - Вы на вопросы больных о еде часто отвечаете: борщ да каша - пища наша, - она с аппетитом облизала ложку. - Кашу не только вижу, но и ем с удовольствием. А как готовится борщ по Бутейко! Было бы очень интересно узнать.

- Борщ, - доктор повернулся на стуле и достал с подоконника еще одну баночку с зеленоватым содержимым. - Вот это и есть мой борщ, - он отвернул красную завинчивающуюся крышечку.

- Берутся укроп, щавель, петрушка, кинза. Мелко режутся. Засыпаются солью. Заливаются уксусом. И еще раз тщательно перетираются. Потом - пожалуйста, - Бутейко вытряхнул на чистую тарелку зеленоватый, пахнущий уксусом салат. Перед кашей вы можете закусить этим самым «борщом». Не испортится, не прокиснет. Замечательная вещь! Ну да ладно, - доктор за- винтил красную крышечку обратно. Не ради же каши, с борщом ты ко мне на ночь глядя пришла. Хотя подобная кашка увеличивает мою контрольную паузу, а, следовательно, и запас прочности организма примерно на одну треть, - он отдернул ситцевую кухонную занавеску. - Смотри уже темнотища-то какая. Муж там, поди, испереживается...

----------------

Вот такой интересный разговор, на мой взгляд. Наверняка среди моих читателей будут те, кого приведет в недоумение часть с солью или может еще что-то. Можете прокомментировать свое мнение в комментариях, с удовольствием прочту их. Лично я считаю, что соль должна быть ограничена, но не исключена полностью. У меня были периоды без соли на сыроедении и во время их наблюдалась увеличенная потеря веса, слабость мышц и подобное. Кроме того, сильное желание и тяга к соли, но однозначно не зависимость, потому что без соли я пребывал достаточно долго и в целом могу различить зависимость и потребность. Более того, потребность в соли у организма имеется минимальная. Как-то так.

Как переваривать даже гвозди, или роль CO2 в регуляции пищеварительной системы

В первую очередь, следует знать, что в слюне имеется значительное количество газов, особенно СО2, поднятию уровня которого способствует поверхностное дыхание, то есть, кто не смотрел мои ролики по дыханию или не изучал труды Бутейко, это то дыхание, при котором объем вентиляции легких в минуту снижается и в идеале достигает три литра. Традиционно же и в большинстве своем люди поглощают от, в лучшем случае, 6 и до 10 или даже более литров воздуха в минуту. Также поджелудочный сок содержит 98,7% воды щелочной реакции, рН которой зависит от содержания двууглекислого натрия.

Существует прямая зависимость между концентрацией углекислоты в крови и интенсивностью функционирования пищеварительных желез (слюнных, поджелудочной, печени), а также желез слизистой желудка, образующих соляную кислоту желудка. Углекислота влияет на проницаемость клеточных мембран, активность многих ферментов, интенсивность продукции многих гормонов и степень их физиологической эффективности, процессы связывания белками ионов кальция и железа.

Весьма интересными являются данные о влиянии уровня бикарбонатов, основной которых является снова таки углекислота и СО, в тканях на деятельность системы пищеварительных желез животных и человека. Было показано, что концентрация С02 в среде имеет важное значение в регуляции образования соляной кислоты желудка (прямая зависимость). Наблюдается прямая зависимость также между интенсивностью желудочной секреции и уровнем С02 в содержимом двенадцатиперстной кишки у человека.

Также глубокое дыхание вызывает нарушение обмена веществ в системах, регулирующих гормональные системы прежде всего гипоталамуса и гипофиза.

Дефицит СО2, вызванный глубоким дыханием, вызывает:

— нарушение биосинтеза аминокислот, пуринов, пиримидинов, жирных кислот и углеводов;
— стабилизацию оксиструктуры (сдвиг реакции Вериго — Бора влево);
— разрядку трансмембранного потенциала клеток;
— истощение буферной системы плазмы крови;
— изменение рН плазмы крови и клеток. Вследствие этого происходит:
---

— нарушение биосинтеза белков, в том числе ферментов и антител, нуклеиновых кислот, липидов и полисахаридов;
— кислородное голодание тканей;
— изменение возбуждаемости клеток и их взаимодействия друг с другом;
— изменение активности ферментов и понижение сродства антител к антигенам, что на уровне организма проявляется в виде нарушения работы сердечно-сосудистой, гуморальной, иммунной, гормональной, пищеварительной и нервной систем. В результате нарушается обмен веществ в самих гормональных клетках. У глубокодышащих гормональные органы, включая и половые, мужские и женские, особенно женские, будут работать плохо. Также у них всегда выражен дефицит практически всех гормонов. Конечно, если у больного с гормональным нарушением имеется еще и глубокое дыхание, то гормональное нарушение может быть вызвано не только глубоким дыханием. Но глубокое дыхание обязательно усугубляет этот процесс. Например, при воздействии радиации особенно активно повреждаются половые железы, продукция гормонов уменьшается. Если все это происходит на фоне глубокого дыхания, то нарастание патологических изменений в организме протекает более активно.
Кроме того, гипервентиляция легких, то есть казалось бы большое поступление кислорода не усиливает обмен веществ. Другими словами, организм — не печка, в которую чем сильнее дуешь, тем она сильнее горит. Наоборот, чем глубже и интенсивнее дыхание, тем меньше О2 поступает в кровь, развивается гипоксия, происходит недоокисление продуктов обмена веществ. Так устроен наш организм. Затем развивается нарушение обмена веществ, рН крови сдвигается в щелочную сторону, провоцируя респираторный алкалоз, в крови накапливаются недоокисленные продукты, в результате чего наступает метаболический ацидоз.

1-я стадия при гипервентиляции — респираторный, или газовый алкалоз, наступающий из-за дефицита С02.

2-я стадия — развитие метаболического ацидоза (то есть клеточного закисления), вызванного накоплением недоокисленных продуктов из-за гипоксии (кислородного голодания в результате эффекта Вериго-Бора, когда гемоглобин не отдает кислород в ткани), как компенсаторная реакция против газового алкалоза (чрезмерного защелачивания крови).

При уменьшении глубины дыхания происходит подкисление крови за счет газового ацидоза до нормального уровня. При оксигенации молочной и пировиноградной кислот и других недоокисленных продуктов уменьшается негазовый метаболический ацидоз, то есть наконец-то предотвращается тканевое (клеточное) закисление. Это значит, что при нормализации дыхания все приходит в норму.

Но если же человек не реагирует на первую и вторую стадию отклонений, то наступает 3-я стадия: нарушается активность всех ферментов и витаминов. Это ведет к нарушению всех видов обмена веществ. Вследствие этого, к примеру, и развивается сахарный диабет. Сахарный диабет есть не что иное, как нарушение углеводного обмена.

Дефицит углекислого газа вызывает гамму нарушений обмена веществ во всех звеньях организма, вплоть до клеточного уровня. Что при этом происходит? Развивается угнетение функции всех органов и систем организма. Глубокое дыхание для организма это ничто иное, как хронический стресс.

На тему чем опасен стресс и как его снижать, на канале есть отдельное видео, ссылка на которое в описании.

Любой стресс, которому вы подвергаетесь, неизменно приводит к углублению дыхания. Это древняя реакция организма, смысл которой — упреждение всех процессов с целью устранения дефицита СО2 в организме. Дело в том, что в случае возникновения положительных или отрицательных эмоций происходит усиленное выделение из организма углекислого газа. В результате центральная нервная система возбуждается и дыхание углубляется. Из-за углубленного дыхания совсем незначительно увеличивается содержание кислорода в легких. В конце концов, возникает сильное напряжение, необходимое для мобилизации физических функций организма с целью реакции на стресс — борьбы, нападения, защиты, бегства от преследования и т. д. Увеличение выделения СО2, повышение энергии и усиление обменных процессов следует рассматривать как компенсаторные факторы. Вот почему эмоция должна получить физическую разрядку. То, что не смог обосновать И. П. Павлов, пытаясь объяснить, почему неотреагированные эмоции так плохо сказываются на организме, теперь обосновано с точки зрения теории дыхания.

При стрессе выбрасываются психотропные вещества, такие как адреналин, норадреналин, кортизол и другие, которые стимулируют наши реакции защиты и нападения, увеличивают мышечную силу и т. д. Производство инсулина при стрессе, наоборот, угнетается, его содержание в крови снижается. Реакции, происходящие в организме при глубоком дыхании, способствуют увеличению сахара в крови для нормального течения энергетических процессов. При наличии достаточного количества инсулина в организме увеличение сахара в крови полезно, так как усиливается приток газотропных веществ в мышцы, мозг, клетки с целью нормализации их функции. Однако при длительном глубоком дыхании этот компенсаторный механизм превращается в патологический, так как образуется недостаток инсулина, что совместно с дефицитом СО2 приводит к нарушению всех видов обмена веществ. Например, у больных атеросклерозом вследствие стресса и глубокого дыхания повышается содержание холестерина в крови. Экспериментально подтверждено, что при уменьшении глубины дыхания содержание холестерина в крови нормализуется.

Другими простыми словами, чем глубже дыхание человека, тем ниже уровень углекислоты, тем сильнее смещение pH крови, тем больше проблем с пищеварением, с обменными процессами и гормонами. Тем хуже переваривается пища, тем чаще проблемы с ЖКТ, тем больше растет количество недоокисленных продуктов обмена веществ и продуктов гликирования в межклеточном пространстве, что является одной из причин старения, если вы смотрели мой предыдущий ролик по теме долголетия. А вследствие их роста, лимфатическая система начинает испытывать перегрузки и перестает справляться со своими обязанностями и клетки начинают утопать в своих же отходах запуская хронический метаболический ацидоз, что в конечно итоге выливается в быстрое клеточное увядание. При другом же исходе, мы получаем сильнейшее и качественнейшее пищеварение, способное переваривать и усваивать практически любую пищи с безотходным производством и минимальной загаженностью межклеточного матрикса.

Несмотря на то, что здоровое дыхание и качественный газообмен работают в стратегической перспективе и в целом комплексно влияют на организм и его биохимию, равномерно и постепенно изменяя ситуацию, все же положительный эффект можно ощутить буквально сразу же во время или после практики. Большинство отмечают, что сразу же после нее пищеварение как бы включается, чувствуется, что кишечник и желудок заработали и проявилось так сказать движение. Особенно это эффективно, если человек переел или съел что-то тяжелое. Правильно выполненная практика тут же произведет коррекцию, которую невозможно не ощутить. Но и в любом другом случае, даже когда все хорошо, как правило ощущается положительный эффект на пищеварение. А если есть запор, то может возникнуть наконец-то полноценный позыв в туалет.

Все сказанное выше не значит, что я призываю есть все подряд или нивелирую важность питания. Никак нет, сам часто ведь говорю о питании и не считаю, что оно не имеет значения. Но это значит, что питание только часть от комплексного оздоровления и куда менее значимая часть, по сравнению с фундаментом в виде дыхания. Более сильный рычаг, чем дыхание — только психика. Питание тоже важно, конечно же, но без дыхания оно незначительно, либо само по себе питание изменит дыхание человека. Кроме того, если человеку трудно исправить свой рацион или избавиться от вредных привычек, то гораздо проще, спокойнее и эффективнее будет начинать с дыхания, но осторожно. Либо также когда более здоровое питание у человека не идет, то вполне возможно, что загвоздка снова-таки в дыхании. Ну а Бутейко же считал, что изначально нужно менять только дыхание, так как таким образом мы искореняем основные причины гипервентиляции, то есть привычку и стресс, а после уже можно переходить на питание. И возможно в чем-то был прав. Но некоторым, возможно, работать с дыханием не будет желания, тогда, конечно, следует акцентироваться хотя бы на том, что возможно.

На этом на сегодня все, друзья. Надеюсь вам было интересно услышать эту информацию и вырезку из книги. В ближайшие парочку недель постараюсь выпустить более подробный ролик по продуктам гликирования и межклеточному матриксу. Благодарю за внимание.

Следующие Предыдущие

0 коммент.:

Отправка комментария